Okna-zdes48.ru

Лучшие окна здесь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мой храм разобран по кирпичу

Мой храм разобран по кирпичу

Именной кирпич — в стену храма

Испокон веков церкви на Руси строили «всем миром», особой формой благотворительности были пожертвования «на кирпичик».
В целях сокращения сроков строительства храма и эффективного использования финансовых средств община приходского храма Архангела Михаила в с. Новленское объявляет акцию “Именной кирпич — в стену храма”. Это не только возможность собрать необходимые средства, но и возвращение к забытым традициям.
В ходе акции на месте строящегося храма будет произведена закладка именных кирпичей, которая станет первым шагом на пути к возрождению веры. Внести лепту в благородное дело может любой желающий, приобретя именной кирпич и подписав его своим именем или именами родных и близких. Этот кирпич будет вложен в стены собора, а имя его владельца внесено в список для церковного поминовения благодетелей.
Заплатив посильную сумму и получив квитанцию (соответствующий сертификат о благотворительном вкладе, который можно хранить, как семейную реликвию), можно будет подписать кирпич. Регистраторы фонда помогут всем в написании на кирпичиках имен жертвователей. Пожертвования централизованно пойдут на строительство.
Бог видит и ценит дар храму, и это самое главное. Это еще и память: дети и внуки будут знать, что их старшее поколение внесло в строительство Храма Архангела Михаила свой вклад.
Пожертвования на кирпичик — не только Ваша лепта на храм, но и сугубая молитва за родных и близких — как живых, так и усопших.

В ы можете участвовать в строительстве Храма Архангела Михаила в селе Новленское, сделав пожертвование на » именной кирпич «, который с Вашим именем будет заложен в стену Храма.

Н а каждом богослужении Церковь молится о «создателех святаго храма сего».

В аша посильная жертва будет и материальным, и духовным выражением Вашей веры и не останется у Бога без награды.

П ожертвования можно сделать на р/счет храма через Сбербанк, по квитанции ПД-4.

Храни Вас Бог!

(Открывать в Microcoft Word)

  • Главная
  • Архистратиг Михаил
  • 70 лет Победы в Великой Отечественной войне
  • Расказы внуков о ветеранах
  • Начало прихода
  • Строительство храма
  • Иконы храма
  • Двунадесятые праздники
  • Святые Кубенского края
  • Северная Фиваида
  • Знаменитые земляки
  • Фотогалерея
  • Именной кирпичик
  • Видеоматериалы
  • О нашем селе
  • Летописцы края
  • Творчество прихожан
  • Знаете ли вы что.
  • Наш земляк — «Дядя Гиляй»
  • Вологда — «подстоличная Сибирь»
  • Горицкие затворницы
  • Новости епархии
  • Новости
  • Объявления
  • Контакты
  • Гостевая книга
  • Расписание Богослужений
  • От наших земляков

Новости

    15 Октябрь 2017

В день Покрова Божией Матери в Храме Архистратига Божия Михаила в селе Новленском впервые совершена Божественная Литугия

В день Покрова Божией Матери настоятель храма Архистратига Божия Михаила в селе Новленском иерей Александр Скородумов по благословению Высокопреосвященнейшего Митрополита ИГНАТИЯ совершил первую Литургию в строящемся храме.

Митрополит Игнатий и руководитель администрации Вологодского района Сергей Жестянников посетили Новленское

Митрополит Игнатий и руководитель администрации Вологодского района Сергей Жестянников вместе с активом прихода осмотрели строящуюся двухэтажную каменную церковь Архангела Михаила, в которой предусмотренно даже обустроить баптистерий для крещения взрослых полным погружением.В храме все поднимаемые жителями деревни вопросы касались хозяйственной части строящегося храма.Обсуждение волнующих прихожан и жителей деревни вопросов продолжилось за общей братской трапезой.

«Даешь миллион кирпичей разрушенного храма!»

Свято-Троицкий собор Сургута до революции

Троицкий собор стоял в центре Сургута на высоком берегу Бардаковки, впоследствии на этом месте был построен кинотеатр «Октябрь». Так строили наши предки храмы: на возвышенных местах, в «центре жизни». Храм был виден с реки Оби за 20 километров – белоснежный, сияющий в летние солнечные дни яркими бликами от золотых крестов и глав.

Это был комплекс построек, состоящий из теплого зимнего и летнего храмов, дома для священников, ризницы, келий для монахов. Старожил Сургута, известный в городе человек Александр Иванович Силин оставил свои воспоминания о соборе. Возможно, в описании есть неточности: память человеческая ненадежна. Но в этих воспоминаниях, бережно записанных известным сургутским журналистом Аллой Ярошко, сохранилось главное – сокрушение духа о тех страшных злодеяниях, которые совершали русские люди в годы гонений на Церковь.

Когда каждый – воин духа

«По овальному периметру храм был обнесен каменной оградой с метровым по высоте цоколем, на котором были выложены столбы из кирпича, крытые железом и увенчанные металлическими фонарями с вправленными в них разноцветными стеклами, – пишет в своих воспоминаниях Александр Иванович Силин. – С запада ограда имела арочный трельяж – главные ворота; с севера и юга ограничивалась одноарочными воротами. Между столбами в арках ворот были встроены металлические двери для входа на храмовую территорию.

Само здание церкви состояло из трех частей: одноэтажной зимней – отапливаемой двумя печами, с шатровым покрытием, двумя алтарями, – и летней – «трехсветной», с потолком-куполом, увенчанным фонарным восьмигранным сооружением и восемью окнами. Побелка храма, прослужив два столетия, не имела ни одной даже маленькой щербинки, сияла блестящей белизной. Над центральной частью входа красовалась восьмигранная колокольня, крытая полусферой кирпичного монолита с фонарем и позолоченными главой и большим крестом. Высота этой колокольни позволяла поднявшемуся на нее человеку видеть необозримые пространства, окружавшие Сургут со всех сторон. А сам храм, возвышаясь среди деревянных домов города, словно конный витязь среди пеших дружинников, невольно напоминал, что каждый христианин – воин духа.

Вошедшим в храм через паперть главных ворот сначала надо было пройти широкий коридор к утепленной большой двери. По коридору небольшая дверь справа вела к лестнице на колокольню, слева – в монашеские кельи. Переступив порог большой входной двери, посетитель оказывался в зимней части храма и видел перед собой прежде всего большую арочную дверь – вход в летнюю часть, два иконостаса – слева и справа от арки. Обращал на себя внимание пол, выложенный из квадратных чугунных плит художественного литья, высокие окна с обеих сторон, зарешеченные фигурным металлом, по углам две голландские печи, “одетые” в железную рубашку.

Читайте так же:
Lg d380 прошивка кирпича

Пройдя по дорожке к арке с дверью, можно было попасть в такой же арочный коридор, а миновав его, вступить в летнюю часть храма и попасть в мир многосветия, небесной прохлады от огромной голубой высоты купола.

Вступаешь в храм – и попадаешь в мир многосветия, небесной прохлады от огромной голубой высоты купола

Перед взором возникал сверкающий позолотой и серебром на бирюзовом фоне великолепный высокий иконостас. Деревянный пол, окрашенный в зеленый цвет, создавал впечатление травы-муравушки. На огромном куполе потолка был изображен Бог Отец, благословляющий пришедшего к нему человека.

Особой пышностью отличались Пасхальные заутрени. Кроме множества горящих свечей горели светильники на столбах ограды, опоясывающих весь храм. Во время провозглашения “Христос воскресе!” громыхал пушечный выстрел из маленького орудия, установленного на паперти, и начинался перезвон колоколов – с голоса многопудового баса».

«Просим свечи и ладан»

Все изменилось после 1917 года. Написать: «в одночасье» – было бы неправильно. Отступление от веры совершается сначала в сердцах человеческих. Внешние же перемены наступают много позже, когда иссякает долготерпение Божие.

В Сибирь революционные перемены пришли чуть позже, прежде всего по причине образования в Омске правительства Колчака. Но уже в начале 1920-х годов, как свидетельствуют архивные документы, храмы стали испытывать определенные финансовые и хозяйственные трудности. «Не найдется ли возможность заготовить для нашей церкви свечей, вина, ладана на наш аванс», – пишет в канцелярию архиепископа священник Градо-Сургутского Троицкого собора Петр Бердышев 16 декабря 1921 года. А в начале 1922 года из канцелярии владыки приходит предписание всем отцам благочинным: «Канцелярия просит причты и приходские советы увеличить как свои личные взносы, так равно и церковные сборы в епархиальную казну».

Священник Петр Бердышев О личности отца Петра Бердышева, пожалуй, сегодня никто не вспомнит в нашем регионе. Не из старожильческих сургутских фамилий, да и время было такое, когда священников перемещали по разным причинам с места на место. И все же мне удалось найти в интернете данные об этом священнике, который служил в Сургуте только два года.

Из крестьян, окончил церковно-приходскую школу, до революции служил псаломщиком, затем диаконом в Спасском храме Тюмени. В Сургуте проживал с 1920 по 1922 год. Затем переводы в различные храмы Ялуторовского района. В 1929–1930 годах «привлекался судом» с обвинением «агитация против коллективизации». В биографии священника есть факт, который определит его будущее. В 1924 году отец Петр принимал участие в съезде духовенства, на котором епископ Серафим (Коровин) был избран викарием Тобольской епархии. Кстати, во епископы его рукополагал Патриарх Тихон – этот факт свидетельствует о том, что в дни, когда внутри Церкви начались большие нестроения: появление «обновленцев», снятие сана и пр., – епископ Серафим проявлял верность заветам предков. В 1932 году епископа обвинят в руководстве «контрреволюционно-церковно-повстанческой организацией “Союз спасения России”», вместе с ним арестуют священников, близких ему по взглядам и духу. Среди них будет и отец Петр. В 1932 году отца Петра Бердышева приговорят к 3 годам концлагерей по ст. 58-11 УК РСФСР. О дальнейшей его судьбе неизвестно.

Революция с ее кипящей энергией «разрушить старый мир до основания» требовала «кровавых» жертв. Среди них и скромный священник отец Петр, разделивший, как и тысячи его собратий, крест гонений за Христа.

Иван Александрович Силин В истории собора есть еще иная «трагическая» страница предательства. Но сначала вернемся к воспоминаниям Александра Ивановича Силина. В послереволюционный Сургут хлынули молодые, энергичные сторонники новой власти, которые относили себя к «воинствующим безбожникам». Лидером воинствующей молодежи стал некто Пшеленский, ведающий в райисполкоме вопросами строительства. Бывший командир Красной армии, волевой, энергичный, он в противовес «устаревшим догматам Церкви» стал организовывать новые формы досуга и интересов молодежи. «Осоавиахим», «Ворошиловские стрелки», «Воинствующие безбожники»… Со сцены клуба распевались частушки: «Долой, долой монахов, / долой, долой попов, / мы на небо залезем, / разгоним всех богов!» Или: «Бога нет, царя не надо, / в алтаре попа убьем. Провались земля и небо – / мы на кочке проживем!»

«Сначала по воле Пшеленского ликвидировали все мраморные памятники на старом кладбище: пережгли их на известь для строительных целей, – повествует о том времени Александр Иванович. – Памятники купцам, видным чиновникам и ссыльным – их было немало – изготовлялись на Урале и завозились в Сургут на баржах летом. Наконец добрались и до прекрасного храма, до его кирпичей. Посчитали, что получат миллионы штук. Однако… При разборке метровых стен кирпич рассыпался, известковая же связь не поддавалась, оставалась целой – наподобие пчелиных сот».

Посчитали, что получат миллионы штук кирпичей! Но… при разборке храма кирпич рассыпался в пыль

Тогда нашлись добровольцы, из числа сторонников Пшеленского: сдернули кресты, сбросили вниз колокола. Местные жители, сургутяне, боязливо помалкивали, боясь репрессий. «Воинствующие безбожники» тут же стали орудовать в «освобожденном помещении», обустраивая в нем клуб. В зимней части поместили библиотеку и что-то вроде буфета, в летней сделали зрительный зал, а в алтаре – сцену.

Храм как-то сразу обмяк, как будто без крестов «врос в землю»… Но не сдался. Уже через год сторонники Пшеленского вновь повторили попытки разобрать храм на кирпичи. Крушили ломами, кайлами, тяжелыми молотами, вкладывая всю «пролетарскую злость». Кирпичи рассыпались в щебень, пыль… План по «заготовке» миллиона кирпичей провалился.

Читайте так же:
Asus zenfone 5 500kl кирпич

«Общину верующих считать распущенной»

25 февраля 1930 года в районную администрацию поступило сразу два заявления, написанных как будто под копирку. От председателя церковного совета Гавриила Дмитриевича Кайдалова и священника Трофима Ворокосова. Первый просит вывести его из церковного совета, а второй сообщает, что уже подал прошение Тобольскому епископу Назарию об увольнении с должности священника и снятии сана. Буквально через два дня на общем собрании верующие жители села Сургута (всего 50 человек) примут решение отказаться от пользования церковью.

«Поражу пастыря, и рассеются овцы», – говорит Господь Своим ученикам. Сложно судить по прошествии времени о том, что же произошло в Сургуте в те дни на самом деле. В документах, предоставленных консультантом Архивной службы Югры Ольгой Спиридоновой, есть выписка из протокола № 67 очередного заседания Сургутского РИКа от 7 августа 1929 года. Новая власть принимает решение о передаче храма под клуб, руководствуясь при этом «постановлениями колхозов, профсоюзов масс рабочих и служащих, делегатских собраний, собраний бедноты и молодежи и неорганизованного трудового крестьянства Сургута». Каждый из тех, кто принимал участие в многочисленных собраниях, голосовал за данное решение. Последним оплотом, защитой церкви были 59 членов религиозной общины. Но и они сдались, отреклись от храма.

В день, когда Церковь чтит Собор новомучеников и исповедников земли Русской, мне посчастливилось пообщаться с лауреатом Патриаршей литературной премии отцом Николаем Блохиным. Он из тех, кого мы называем православными диссидентами. «Мотал срок» в брежневские времена за то, что печатал и распространял православную литературу. Уже после заключения он примет священство. Станет известным писателем. А первые свои произведения начнет писать в тюрьме. Так вот, во время этой встречи он вспомнил всего лишь один допрос в Лефортово с бьющим в глаза светом, «показательными» орудиями пыток. Кто думает, что есть люди, которые не боятся, не прав. Отец Николай не считает себя героем. И судить тех, кто отрекался или писал доносы, после этого допроса не имеет права. В качества примера отец Николай рассказал об одном факте из жизни своего небесного покровителя Николая Угодника, который также во время гонения на Церковь два года провел в тюрьме. Тоже были те, кто отрекался. Убежавшие во время гонений архиепископы, вернувшись, стали налагать жесткие епитимьи таковым. Николай Угодник же всё всем прощал. Как Господь наш Всемилостивый.

Иван Прокопьевич Захаров, краевед, журналист, почетный житель города Воевать с государственной машиной в любые времена по силам единицам. Только тем, кто во главу угла полагает Господа. Но и милосердие Божие бесконечно. И ради десяти праведников он готов сохранить то место, где творится великий грех.

И всегда есть время для покаяния. Известный краевед из Березово Ханты-Мансийского округа Алексей Вертков рассказывал мне, что перед смертью внучка отца Трофима Ворокосова Любовь рассказала родственникам, что дед трагически погиб от ставленников новой власти – был утоплен в проруби. Покаянием проникнуты и воспоминания Александра Ивановича Силина, и книга Аллы Ярошко «Православное наследие Сургута». Кстати, в этой книге есть и рассказ еще одного сургутянина, Ивана Прокопьевича Захарова, о том, что кирпичи Троицкого собора в 1930-е годы погрузили на баржу для строительства в Угуте школы, но по дороге баржа затонула. Оставшиеся кирпичи сургутяне разобрали по домам. Один из них, принесенный Иваном Прокопьевичем, был заложен в фундамент храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Именно покаяние – в основе решения о строительстве Свято-Троицкого собора в Сургуте

Несомненно, именно покаяние легло в основу решения о строительстве Свято-Троицкого собора в Сургуте. Архитекторы говорят, что он будет выполнен в византийском стиле. В нем будет много пространства и света. Храм этот станет первым кафедральным собором Сургута.

«Это будет уникальный собор для нашей митрополии, – считает ключарь строящегося собора иерей Вячеслав Макарцов. – Несомненно, его строительство является восстановлением исторической справедливости. Собор станет “кораблем спасения” для многих жителей города».

Строящийся Свято-Троицкий собор

Отзыв: Рождественская церковь (Россия, Нижний Новгород) — Горделивый, строгий, изумительно красивый нижегородский храм

Приветствую всех-всех!)
В нашу сентябрьскую поездку в Нижний Новгород мы сделали для себя много открытий, несмотря на то, что бывали здесь неоднократно.
Рассказывать хронологически не получается, фото-архив привезли огромный, поэтому буду писать отзывы по мере обработки фотографий.
Рождественскую улицу хотелось посмотреть обязательно, мужу все уши прожжужала, что первым делом идём гулять туда)).
Её несравненной «жемчужиной» является Рождественская церковь, которая даже издали поражает своим нарядным и красочным декором. Храм православный.

Чем ближе подходишь, тем больше замираешь от удивления и восторга.

Даже не знаешь, на что первоначально обращать внимание, издали она напомнила какую-то удивительную, сказочную шкатулку.

От оригинальной отделки куполов вообще глаз невозможно оторвать!) Говорят, что в первоначальном варианте они были однотонные и зелёного цвета, позже — приобрели теперешний вид, чем-то напоминающий купола собора Василия Блаженного в Москве.

На подпорной стене, сложенной из кирпичей старой, разобранной церкви, установлены информационные доски с историческими справками.

При желании любопытные факты про перипетии строительства церкви можно прочитать самостоятельно.
Оказывается, храм, относящийся к выдающемуся памятнику русского искусства, может называться по-разному:
— Рождественская, как и улица, на которой она стоит;
— Строгановская, поскольку построена на средства Григория Дмитриевича Строганова
(Строительство церкви началось в далеком 17 веке, при финансовой поддержке сына известного промышленника Строганова, которому впоследствии так и не довелось увидеть окончание строительства храма удивительной красоты);
— Церковь Собора Пресвятой Богородицы.

Читайте так же:
Каким цветом сделать расшивку шва красного кирпича

Надо сказать, что после реставрации в Нижнем Новгороде появилось большое количество поясняющих стендов с бесценной информацией, что очень радует и значительно обогащает прогулки,
особенно для самостоятельных туристов, которые не пользуются услугами экскурсионных гидов.

Поднимаемся по лестнице, с фасада храм практически закрывает листва вековых деревьев.

При ближайшем рассмотрении буквально замираешь, настоящее произведение старо-русского барокко. Нежный, коралловый или терракотовый цвет прекрасно сочетается с белоснежными ажурными элементами отделки фасада.

То есть первоначальный эффект — стоишь, задрав голову, с открытым ртом от изумления). На наше счастье тучки немного расступились, на фоне голубого неба с белоснежными, перистыми облаками, храм смотрится сказочно, другого слова даже подобрать сложно.

Лестница ведёт наверх, поскольку церковь расположена на холмах (подсмотрела, они называются Дятловыми горами). Поднимаемся, неотрывно любуясь белокаменным, резным декором, не переставая фотографировать.

Проход во внутренний двор был закрыт на замок.

Белоснежные колонны, украшающие фасад храма, имеют разный декор: гладкую поверхность, продольные полосы.

. но самые красивые, на наш взгляд, витиеватые)), кручёные.

Вход в храм осуществляется через Колокольню, которая когда-то была отдельным зданием, а позднее (с целью укрепления) была объединена с основным.

Даже мелкие элементы вызывают неописуемый восторг. Единственный момент, лично я бы покрасила белой краской металлические штыри, которые помогают поддерживать эту ажурную конструкцию внутри ворот в виде грозди винограда.

Входим внутрь храма, первоначально кажется, что всё очень скромно.

Открываем дверь, заходим во внутреннее помещение церкви, называемое трапезной частью, оно небольшое, камерное. Пол выложен плиткой с ярким декором терракотового цвета.

Дальнейшее своё впечатление от малого иконостаса другими словами, кроме, как «в зобу дыханье сперло», я иначе передать не могу. Я была готова по отзывам своих друзей, что будет красиво, но, если честно, не была готова, что НАСТОЛЬКО РОСКОШНО.

. разглядывая каждый элемент искусной деревянной резьбы. Даже не решалась заглядывать дальше, боясь просто рухнуть от восхищения. «Боже, как красиво! Как красиво!», — твердила себе под нос. Супруг, увидев моё «невменяемое» состояние, сам пошёл в церковную лавку, чтобы приобрести свечи, а заодно и спросить разрешение фотографировать внутри храма. Подошёл, тихонько шепнул : «Можно фотографировать, очнись!))»

Выйдя из анабиоза и набрав побольше воздуха, .

шагнула в сказочную арку ближе к алтарю.
Глаза невольно поднялись к росписным, верхним сводам, в центре которых появился лик Христа. Свод гармонично расписан многочисленными фресками и иконами.

До мурашек пробирает, .

иконостас невероятной красоты, просто до слёз. Не ожидала от себя такой реакции, онемела от счастья увидеть эти сокровища своими глазами, а не по фотографиям. Даже сейчас, разглядывая их и выбирая самые лучшие кадры, я понимаю, что они не могут передать всего бездонного мастерства и таланта их создавших.
Возможно, не всем нравится, а некоторых даже покоробит эта излишняя позолота и вычурное богатство, но мы рассматривали всё именно, как бесценно сохранившийся объект старинной, строгановской архитектуры.

Немного перевела дыхание и постаралась потихоньку сфокусироваться на отдельных элементах ажурного, кружевного иконостаса.

Посмотрите на нежные фигурки ангелочков, которые «приземлились» на разных его ярусах.

Царские врата потрясающе красивы, уже эпитетов не хватает, чтобы выразить своё восхищение.

«Господи, как красиво! Как красиво!», — как заводная, шептала себе. Резьба, имитирущая переплетение виноградной лозы, увитой многочисленными цветами, в богатой позолоте — глаз невозможно оторвать!)

Приглядитесь, насколько ювелирная и искусная работа мастеров. Цветы, «распустившиеся» на вратах, выглядят, как живые и покоряют своей безупречной нежностью.

Одна из реликвий, хранящихся в храме — Державная икона Божией Матери.

На стенах храма начертана фраза : «Дом мой — дом молитвы наречётся».

Главная люстра ажурная и кажется невесомой, под стать всему внутреннему убранству.

Свечи в ней, конечно, заменены на современные электрические лампочки.

Кованая ограда балкона гармонично сливается с другими элементами декора, .

. но более всего поразила ажурная, винтовая лестница, ведущая на второй этаж.

Налюбовавшись вдоволь, уже спокойно и неторопливо можно поставить свечи своим близким.

Поразительно красивые оклады у некоторых старинных икон, правда, снимать их мешают солнечные блики.

У окна за малым иконостасом увидели икону в память о царственной семье, называемую «Святые царственные страстотерпцы».

Некоторые иконы находятся в деревянных, резных напольных киотах изумительной красоты.

Вход в храм бесплатный. Не знаю, проводятся ли там службы.
Перед уходом поинтересовались у служителя в церковной лавке, неужели всё подлинное сохранилось в храме. Он ответил, что практически всё старинное, подновляли позолоту на иконостасе. Более трёхсот лет. это, конечно, безумно впечатляет. На память в церковной лавке мы купили себе колокольчик с видами Рождественской церкви с одной стороны и
Собора Александра Невского — с другой.
Посетить этот храм, если вы будете в Нижнем Новгороде, стоит однозначно. Наверное, правы многие, которые считают его больше туристическим местом, нежели церковью. Сложно уединиться с сокровенными мыслями, когда рядом находятся туристы, щелкая затворами. Мы старались никому не мешать, с нами в храме было всего несколько человек, большинство из которых как раз гости города. Но в остальном — этот храм уникальной красоты и безмерного таланта русских мастеров, которыми можно и нужно гордиться!)

Нашла красивые стихи, написанные про этот храм Вадимом Константиновым:
С белокаменной резьбой,
Щедро вытканной по стенам.
Да при том, что облик весь
Горделив и строг .
Представлялась мне она
Той шкатулкой драгоценной,
Что сумел оставить нам
Главный Зодчий. Бог.

Образцом же душевности и спокойствия для нас по-прежнему остаётся другой нижегородский храм — это Михайло-Архангельский собор, расположенный на территории Нижегородского кремля.

Всем без исключения — добра и гармонии!)
(Комментарии до сих пор не доступны, уж не обессудьте).

Читайте так же:
Doogee homtom ht16 pro снятие кирпича

Разбирали кирпичи и делали подкоп: как из «Елецкой крытки» пытались сбежать арестанты

Десять лет назад был открыт музей тюремного быта в Ельце. Тюрьма в этом городе и до революции, и сегодня известна среди сидельцев как «Елецкая крытка». С ней связано немало тайн и легенд.

Идея создания музея принадлежала Юрию Щедрину, он тогда руководил управлением системы исполнения наказания Липецкой области. Воплотить в жизнь задумку выпало заместителю начальника учреждения Александру Голосному, курировал объект уже новый начальник управления Александр Шишкин, который идею предшественника поддержал.

Под музей выделили несколько освободившихся помещений после того, как прокуратура дала указание не использовать подвалы под жилые камеры. Реконструкцию проводили сотрудники тюрьмы в свободное от службы время.

Точно, как на фото

И вот 29 апреля 2011 года музей «Елецкий Острог», созданный в восьми бывших жилых камерах на площади 210 квадратных метров, был открыт. Четыре камеры в музее доподлинно воссоздают быт осужденных с середины XIX века до конца XX. В других помещениях можно ознакомиться с ксерокопиями архивных документов, увидеть макеты острога и тюрьмы, образцы выпускаемой сидельцами продукции, а также рабочий кабинет начальника уездной тюрьмы образца до 1900 года — в форме полковника царской армии. В коридоре, как и положено, надзиратели — манекены в форме 1900, 1911, 1936 и 1943 годов. Стерегут осужденных надзиратель и старший надзиратель. У первого только пистолет, а у второго еще и шашка. При создании этих образов организаторы музея даже не представляли, что спустя почти десять лет найдется точное документальное подтверждение. Подполковник ФСБ в отставке Евгений Авдеев нашел в своем семейном архиве фотографию прадеда Архипа Ивановича, который служил в тюрьме старшим надзирателем и изображен с шашкой и пистолетом!

«Острог сметил…»

Первые упоминания о Елецкой тюрьме встречаются уже в 1592 году: владимирский мастер городового отдела Илья Катеринин князем Андреем Звенигородским был послан в Елец после его очередного разрушения «для городовые и острожные сметы». В своей челобитной он докладывал царю Федору Ивановичу, что «он де и город, и острог сметил и под город и острог место занял». В те времена тюрьма располагалась практически в центре города, буквально в сотне метров от Красной площади. Она представляла собой два сруба размером четыре на четыре метра, причем так глубоко врытых, что маленькие оконца чуть ли не упирались в поверхность земли. Вокруг стоял острог — забор: четырехметровые заостренные бревна были пригнаны так плотно друг к другу, что даже щелочку нельзя было отыскать. Внутри этой ограды располагался прогулочный дворик, здесь же находился и домик стражей с печкой, крытый тесом и лубом (липовой корой).

Заключенные заковывались в цепи и оковы. Ножные цепи весили восемь килограммов, ручные были сделаны так, что кисти можно было развести не более чем на 30 сантиметров, и даже в бане их не снимали. Кандалы использовались до 1910 года — позже перешли на наручники с замками.

Безусловно, расположение острога в центре Ельца нисколько не красило город да и жителям создавало немало всяких неудобств. Вот и орловский губернский архитектор Лутохин 25 января 1845 года пишет: «Я в мою бытность в Ельце осматривал означенный дом и нашел, что он находится в центре города на самой площади Соборного храма в самом близком расстоянии от присутствующих мест и обнесен частоколом, который безобразит лучшую часть города. А по мнением моим полагаю, что составление проекта на капитальное исправление ровно и на пристройку к ней вновь помещения для следственных арестантов совершенно бессмысленно»… То есть господин архитектор тем самым дал понять, что нужно не расширять острог, а искать для него новое место и подальше от города.

В феврале 1846 года землемер выделил участок земли под строительство тюремного замка и уведомил об этом Орловскую губернскую строительную комиссию. И только в 1853 году проект нового здания тюрьмы на 150 человек одобрен «самим министром внутренних дел».

Бродяг не привлекать

В пояснительной записке к проекту работы были расписаны на три года вперед. Здесь же давалась характеристика и месту, где планировалось возвести тюремный замок: «… по Орловской дороге на площади против мужского монастыря, удален от строений и жителей города, грунт позволяет строительство трехэтажного каменного здания, так как деревянный обошелся бы не дешевле». Интересны и требования, предъявляемые к строителям: они должны были быть «здорового и сильного сложения, опытные и совершенно сведущие в своем ремесле», при этом запрещалось привлекать «людей беспаспортных, беглых или бродяг».

Обращает на себя внимание и способ использования государственных средств, выделенных на постройку тюрьмы. Под бюджетную сумму 58200 рублей было заложено имущество двух купцов — Щекланова и Перелыгина. В августе 1857 года дорожной и строительной комиссией был заключен трехлетний контракт на строительство каменного тюремного замка с купцом К.М. Горданом. Однако из выделенной суммы в дело пошли только 30 тысяч — остальные купец и поручительница, его жена Ева Карловна, потратили «на другие цели». Не известно, что стало с семейной парой Горданов, погревших руки на строительстве, но есть данные о долгой переписке императора Александра Николаевича с одним из купцов, чье имущество было заложено под всю сумму бюджетных средств. В итоге оба — и Перелыгин, и Щекланов — получили поручение завершить возведение тюремного замка.

Новое здание

Левое крыло здания было готово уже в ноябре 1864 года, 1 декабря комиссия приняла

и весь замок. Но понадобилось еще шесть лет, чтобы полностью подготовить здание под заселение. Тюремный замок состоял из трех этажей, подвала, кухни, прачечной, церкви, 29 одиночных камер, в которых «все стены оштукатурены, полы и нары деревянные и окрашены», вокруг — четырехметровый забор. Здание было покрыто листовым железом, парадная и все прочие боковые лестницы — каменные. В документах 1914 года упоминаются 74 камеры, где содержались 448 арестантов, несколько камер отводились под больницу. Стараниями купца М.М. Лаврова тюремная церковь обзавелась иконостасом, сам храм был освящен во имя святителя Тихона Задонского. Для «назидания и обучения» узников при церкви была школа, имелись две библиотеки — учебная и общая с религиозными и научными книгами.

Читайте так же:
Шамотный кирпич для гриля

Арестантский быт

Ежегодно утверждались нормы питания. Так, в 1914 году в расчете на одного арестанта она составляла 9 рублей 29 копеек в сутки. При этом понедельник, среда и пятница объявлялись постными днями. Для сравнения: фунт мяса (0,4 килограмма) тогда стоил 19 копеек, муки — 8 копеек, риса — 12 копеек. Средняя зарплата рабочего в том же году составляла 37,5 рубля, дворника — 18, городового — 20,5 рубля, учителя начальных классов — 25 рублей. Считайте сами… Арестантам выдавались обувь и одежда. Правда, их качество, как говорится, оставляло желать лучшего, поскольку государство стремилось всячески удешевить содержание узников. Циркуляром Главного тюремного управления от 28 сентября 1887 года кожаную обувь поменяли на лапти из деревянного лыка.

В 1911 году газета «Елецкая жизнь» сообщает, что в тюрьме изготавливаются «деревянные ружья для потешных рот», а в 1914 году «Елецкий вестник» информирует о том, что в «Елецкой уездной тюрьме вырабатываются в огромном количестве цементные черепицы и пустотелые кирпичи, а также принимаются заказы на кузнечные, столярные и др. работы». Известно также, что труд заключенных использовался на строительстве дорог и разработке карьеров.

И в советское время заключенные активно загружались работой. В 1974 году по договору с елецким заводом «Прожекторные угли» был организован выпуск электрощеток, для одного из московских заводов изготавливали люстры. Сегодня в Елецкой тюрьме изготавливается несколько сортов мыла, средства санитарной защиты, рамки для ульев, шьют спецодежду.

Глазами астронома и писателя

Елецкая тюрьма не единожды упоминалась в литературе — к примеру, в дневниках астронома, метеоролога, крае­веда, революционера Даниила Иосифовича Святского. За распространение «вредных учений» и сбор средств в пользу рабочих, пострадавших в Санкт- Петербурге во время «кровавого воскресенья» 9 января 1905 года, он отсидел на родине, в орловской тюрьме, после взят под «особый надзор полиции». Работал в губернской газете «Орловский вестник», сблизился с местными большевиками. В конце декабря 1905 года во время обыска на его квартире нашли нелегальную литературу, за что его вновь арестовали и отправили в Елецкую тюрьму. Там он вел дневник — тетрадь в линейку исписана мелким неразборчивым почерком черными чернилами. Среди его записей в том числе и несколько географических «привязок» Елецкой тюрьмы, например, к мужскому монастырю на другой стороне дороги: «Одиночек нет. Поэтому — большая четырехместная комната, в нижнем этаже, с окном без подоконника и близким к потолку. Из него видна только крыша сарая, и за ним — монастырская ограда». «Вечер. Под окном на монастырской колокольне перебирает колокола монах, зовет братию на молитву и, вероятно, смотрит на мрачное здание тюрьмы».

Не обошел своим вниманием елецкий острог и Иван Алексеевич Бунин. К примеру, в романе «Жизнь Арсеньева» он пишет: «На самом выезде из города высился необыкновенно скучный желтый дом… и в каждом окне была железная решетка, в одном из этих окон человек в кофте из серого сукна, какой-то страшной и мрачной мечты».

Вымысел и правда

За все время существования тюрьмы арестанты несколько раз решались на побег. Один из них — в апреле 1906 года. Трое сидельцев разобрали два ряда кирпичей подоконника, отогнули прутья решетки и спустились вниз по веревкам, пододвинули будку к стене и по ней выбрались на волю. Двое сбежали, третьего сумели поймать. В газете «Елецкий край» за 1907 год в разделе «Местная хроника» сообщается, что «15 февраля в тюрьме был обнаружен подкоп. Восемь уголовных арестантов, в числе которых один из убийц тюремного священника Кудинова, уже осужденный на 20 лет каторги, пытались бежать. Подкоп велся из камеры, находящейся в среднем этаже. Вынув половицу, преступники пробили каменный свод в нижний подвальный этаж, рассчитывая оттуда выбраться во двор и затем через стену на волю. При обыске были найдены приспособления для перелезания через стену. Виновных посадили в карцер и заковали».

Практически все попытки выбраться из тюрьмы и тогда, и сейчас оказываются безуспешными. Недаром до сих пор в уголовно-преступном мире ее по-прежнему называют «Елецкой крыткой» — то есть тюрьмой со строгим режимом содержания. Скорее всего, именно из-за этого с ней связано много слухов и легенд, в том числе и о знаменитых сидельцах. Документально подтверждено пребывание здесь игумена Елецкого Троицкого монастыря Авраамия, старца Задонского монастыря Перфимия, политических ссыльных (в том числе и упомянутого выше Святского). Помещения Елецкой тюрьмы использовались для съемок в 1989 году художественного фильма «Кому на Руси жить…», в котором снимались такие известные актеры, как Алексей Булдаков и Андрей Болтнев.

Нет никаких точных данных о том, что происходило в «Елецкой крытке» в годы Великой Отечественной войны. Говорят, что заключенных эвакуировали в тыл и только в 1944 году тюрьма заработала.Смотритель музея Александр Голосной просит откликнуться читателей газеты, у которых есть какие-либо данные, факты, документы об этом периоде.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector